ИКОНА ДНЯ
//
НАШЕ ВИДЕО
НАШЕ ВИДЕО Видеоклипы, ТВ-передачи, художественные и документальные фильмы на казачью тему...

Открыть НАШЕ ВИДЕО
Гимн Исетской Линии ОВКО
Нажмите, чтобы услышать!
сл. А.Драт, муз. Е.Бунтов
:: ::

ВЕСТИ

 
Официальный сайт ЕОКО "Исетская Линия" Пятый отдел Оренбургского Казачьего Войска (ОВКО) ОГРН 1106600004180 ГРКО 300970022
 
Рубрика: АВТОРСКИЕ ДУМЫ - Петр ФЕДОСОВ,  кандидат исторических наук,  член Союза журналистов РФ

О казаках сложено немало былин и легенд. Мужество, храбрость, воинственность, отвага, честь, слава, достоинство, благородство, бескорыстность, жертвенность при защите своей Родины, человеческих прав, защита веры, хранение традиций, обычаев своих предков – вот самые главные черты казаков. И во все годы ученые разных стран пытались определить, кто же такие казаки, в чем их феномен. Почему нет ничего подобного ни в одной стране мира?

Родовой (потомственный) казак твёрдо знал, что он сам казак, что его отцы и деды были казаками, с гордостью и достоинством носит и сейчас это звание. Казак – вольный человек, никогда не терпевший над собою чужого владычества и не знавший крепостного и другого рабства, разве что в плену.

Казак – сын бескрайних степей, от южной Украины, через Урал (Яик), Сибирь до Даурии – Дальнего Востока. Широкая и нескончаемая степь его воспитала, взрастила; казачья земля, как мать родная, поставила на ноги, вскормила.

В походе и на фронте казак терпелив и неприхотлив: на ходу скоро ест, очень мало спит, всегда начеку, постоянно готов броситься на врага. Казак крепок своей вековой и неизменной дружбой с конём. Сильнее этой дружбы ничего больше на свете нет, а верный казачий конь крепок в своей дружбе и не изменит казаку никогда.

Верная казачья жена – драгоценный член казачьей семьи: она содержит целый дом и скрашивает всю беспокойную жизнь казака. Казак может провести на коне бесконечное число дней, не чувствуя усталости, не зная отдыха. Он способен не один день пролежать вместе с конём в кустах, в камышах, не теряя бодрости, и зорко следить за врагом.

А каков казак верхом на коне? Он сидит – не качнётся, как будто родился вместе с конём. Посадка бодрая, живая, удалая: грудь вперёд колесом, плечи назад, голова запрокинута, папаха на самом затылке. Француз Ив Бреэре в историческом очерке «Казаки» описал джигитовку, которую увидел в исполнении кубанского казака.

«Джигитовка… Её ритм подобен биению сердца. Слившись с конём, играя каждым мускулом тренированного тела, всадник улавливает музыку и темп движения»... Но казак и без коня скор и подвижен, как вьюн, гибок, как молодой стебель, как прибрежный тростник. Ходит скоро, вприпрыжку, сидит мало, глядит смело, открыто; глаза вприщур смеются. Казак каждому друг и приятель, со всеми весёлый собеседник. На него можно всегда положиться, как на самого себя. Он не выдаст и не изменит, а случись у кого беда, так без зова кинется на выручку. От колыбели и до глубокой старости не расстается казак с песней: она постоянная спутница его не-спокойной казачьей жизни». О происхождении казачества существует множество гипотез и версий. Не случайно многие из них прямо противоположные. Два года назад автор этих строк посетил несколько станиц гребенских казаков.

В станице Старогладковской (Чеченская Республика) в начале 50-х годов XIX века проживал Л.Н. Толстой в период прохождения им воинской службы. В этой станице существует музей его имени. Директор этого музея (чеченец) всем посетителям рассказывает, что станицы гребенских казаков основаны гулящими, бездомными, беглыми людьми из Центральной России. На мой вопрос, почему же эти беглые и бездомные сразу образовали станицы и создали в них свои общинные порядки, особенные устройства быта, директор не смог вразумительно ответить. Основываясь на многочисленных исторических документах, можно бесспорно и утвердительно отметить, что казаки – это не беглые из-за своих преступлений из Московии люди, а своеобразный этнос, который в течение многих лет попросту превратили вначале в военное сословие, а теперь в простое, ничего не значащее.

Вряд ли всё это смогли бы выполнить беглые и бездомные бродяги. Поселившись на Дону, эти «беглые» сумели проявить свой ум, смекалку, создать справедливое общество, управляемое самим народом, стать не только защитниками своей территории, но и покорителями и стражами новых неизведанных земель. Мы не будем вдаваться в подробности образования казачества, ибо это может занять много газетных страниц. Отметим лишь то, как донской историк Е.П. Савельев в 1915 г. писал: «Казаки прежних веков, как это ни странно звучит для историков, не считали себя русскими, т.е. великороссами или москвичами: в свою очередь, и жители московских областей, да и само правительство, смотрели на казаков, как на особую народность, хотя и родственную с ними по вере и языку. Вот почему сношения верховного правительства с казаками в XVI и XVII веках происходили чрез посольский приказ, т.е. по-современному – чрез министерство иностранных дел, чрез которое вообще сносятся с другими государствами. Казацких послов, или, как их тогда называли, «станицы», в Москве принимали с такой же пышностью и торжественностью, как и иностранные посольства: об этом подробно говорит русский публицист XVII века, современник царя Алексея Михайловича, Григорий Катошихин». В XIX веке историки А. Филимонов в «Очерках Дона» и В.Ф. Соловьёв в брошюре «Особенности говора донских казаков» отмечали: «…несмотря на то, что «казаки стоят за Русь, что полки их оберегают ея окраины и что все имеют рвение постоять за царя, сами себя не считают русскими, что если любому казаку предложить вопрос: «Разве ты не русский?», он с гордостью ответит: «Нет, я казак».

В 1807 году вышла книга Е.Ф. Зябловского «Новейшая география Российской империи», которая была издана для Московского университета. В ней перечислены славянские народы России: 1. Россияне. 2. Казаки, кои суть славянские народы, кои суть донские, гребенские, терские, волжские, оренбургские, сибирские, малороссийские, бугские и черно-морские. 3. Поляки. 4. Другие славянские народы. Пожалуй, этого вполне достаточно, чтобы говорить о казаках как о народе. На примере Российского государства можно проследить, какой неоценимый вклад внесли казаки не только в его стабилизацию, но и расширение границ, которые до сего времени остаются самыми большими во всём мире. Недаром же великий Лев Толстой сказал, что Россию создали казаки. Вот только несколько примеров. До знаменитого похода Ермака в Сибирь здесь уже побывали в 1567 году донские казаки Иван Петров и Бурнаш Ялычев «сотоварищи». В течение нескольких лет они совершили смелую и рискованную экспедицию на восток, пересекли всю Сибирь вплоть до Кореи, побывали в Монголии, Китае и Тибете.

В «Сказке о хождении в далёкую Сибирь» эти казаки подробно описали свою рискованную экспедицию. В 1582 году дружина казаков (больше 540 человек) под начальством атаманов Ермака Тимофеевича, Ивана Кольцо, Якова Михайлова, Никиты Пана, Матвея Мещеряка, Черкаса Александрова и Богдана Брязги была приглашена уральскими купцами Строгановыми для защиты от регулярных нападений со стороны сибирского хана Кучума и пошла вверх по Каме, а в июне 1582 года прибыла на реку Чусовую, в чусовские городки братьев Строгановых. Здесь казаки жили два месяца и помогали Строгановым защищать их городки от грабительских нападений со стороны сибирского хана Кучума. 23 октября 1582 года Ермак одержал победу над сильным властителем Сибири Кучумом и завладел столицей – Искаром. Ермак назвал Сибирь «Казачьим царством». Однако силы казаков были незначительны, а беда была неизбежна, так как грозные полчища татар давали о себе знать постоянно. Требовалась помощь русского царя. С этой целью Ермак послал своего заместителя Ивана Кольцо в Москву к царю Ивану Грозному. Царь войско не послал, а одарил послов дорогими подарками, а самого Ермака пожаловал званием князя Сибирского, тем самым дал понять, что казаки сами должны решать свою судьбу. Татарский хан Кучум постоянно нападал на казачьи городки.

В ночь на 6 августа 1585 года неожиданно напал на отряд Ермака. Отважный атаман был ранен в этом бою и попытался переплыть реку Вагай (приток Иртыша), но из-за тяжёлой кольчуги утонул. Остатки его дружины во главе с М. Мещеряком отступили из городка Кашлык и остались зимовать в Обской крепости. Только после смерти Ивана Грозного его сын Федор в 1585 году отправил сто вооруженных казаков во главе с Мансуровым в Сибирь. Везли они с собой и оружие, зная, что оно крайне необходимо в этом необжитом краю. Эта дружина соединилась с оставшейся дружиной Ермака, и вместе они создали Сибирское казачье войско. В течение нескольких лет казаки в Сибири заложили ряд городков, завели торговлю с бухарскими купцами и приступили к поискам новых земель.

К 1600 году они исследовали реку Обь и ее притоки и пошли дальше на восток. К 1610 году казаки открыли реку Енисей, «обыскали» ее в течение восьми лет. В 1618 году сотник Черкасс Рукин заложил острожек – городок Енисейск, где часть казаков осела, положив начало енисейским казакам. В 1629 году Рукин заложил городок Красный Яр, откуда пошли красноярские казаки, а городок стал крупным торговым и промышленным городом – Красноярском. Сотник Бекетов с партией казаков открыли и исследовали реку Лена. Здесь они заложили городок Якутск, а казаки, осевшие здесь, стали называться якутскими. Казак Елисей Буза с партией казаков-землепроходцев в сорок человек на утлых лодках спускаются в 1637 году по реке Лене к Студеному морю (Северный Ледовитый океан) – в царство вечных льдов. Не останавливаясь на месте, казаки вскоре отыскали новую реку Яну, а через год восточнее ее сотник Иванов открывает р. Индигирку. В следующем году они же нашли реку Алазея. Спускаясь по рекам, пересекая хребты, казак Михаил Стадухин «сотоварищи» в 1644 г. открывают реку Колыму и строят здесь городок Усть-Колымск. В сороковые годы XVII века начинаются массовые казачьи походы (экспедиции) в различные местности Восточной Сибири. Енисейский казак Василий Поярков с партией казаков в 130 человек приступил к исследованиям реки Амура, а Михаил Стадухин исследует чукотскую землю. Он первым дал сведения об этой земле и новом народе – чукчах. В 1646 году Семён Дежнёв с партией казаков в 90 человек начал свой знаменитый поход. Через два года он первым преодолел пролив, разделяющий Старый и Новый Свет (т.е. Азию и Америку).

Ерофей Хабаров продолжил дело, начатое В. Поярковым, и продолжил исследование Амура. Просторы Сибири казаки проходили небольшими партиями под командой выбранных из своей среды опытных десятников, пятидесятников, атаманов. Шли они «пеше, конно, на лыжах», а обоз передвигался на оленях и собаках. Вооружены казаки были копьями, луками, саблями и самопалами «с огненным боем». Им нередко приходилось вступать в бои с местными туземными племенами, которые посылали в них из луков отравленные стрелы. «Огненный бой» самопалов приводил всегда к победе, так как туземцы ещё не знали такого оружия.

Однако много безымянных героев-казаков погибало в таких стычках. Идя на восток, казаки не только исследовали новые места, но и старались закрепить их за собой и укрепить. Они ставили свои зимовья, острожки, городки, юрты. Из дерева или сучьев деревьев изготавливали домики (курени), обмазывали их глиной в короткое летнее время, а зимой обкладывали двухметровыми сугробами. Каждый городок обносился тыном из высоких заостренных кольев и окружался рвами с водой для защиты от набегов туземцев. Казаки вели постоянную борьбу не только с туземцами, но и с незнакомой, суровой и дикой природой. Они проходили дремучие и девственные леса без дорог и тропинок, переплывали быстрые и широкие реки, переходили высокие горные массивы, двигались по гиблым местам тундры. В пути казаки терпели голод, холод и всяческие болезни, но страсть к поискам неизведанных мест была гораздо сильнее многих лишений.

При этом они не только «приискивали» новые земли, открывали «незнаемые» реки, но и описывали несметные сибирские богатства, составляя свои «сказы», «росписи», нередко с подробными чертежами. Писали казаки свои «сказы» и выполняли чертежи на берестяной бумаге или хорошо выстроганных дощечках. Эти документы становились единственными источниками для ознакомления с открытыми землями.

В Государственном архиве сохранился «Дневник записи» сотника Бекетова, «Росписи» С. Дежнёва, «Сказ о великой реке Амуре» с подробными чертежами В. Пояркова, «Расспросные речи туземцев о Даурии и Китае» Е. Хабарова и др. За 60 лет, со времени похода Ермака в Сибирь, казаки-землепроходцы прошли её вплоть до берегов Тихого океана. Своими походами они закрепили за Россией четыре с половиной миллиона квадратных километров громадной сибирской земли от Урала до Чукотки. Недаром многие названия местностей, городков, рек носят имена первых казаков-землепроходцев. Казаки не только построили «острожки», городки, но и осели в них. Здесь же строили церкви, часовни, одновременно «объясачивали» (налагали дань), изучали языки местных народов и становились со временем «толмачами» (переводчиками). По названиям городков и «острожков» в первое время и именовали казаков: тобольские (1583 г.), тарские (1594 г.), енисейские (1618 г.), красноярские (1624 г.), албазинские (1650 г.), иркутские (1652 г.), камчатские (1720 г.) и др.

Казаки-землепроходцы были первыми хранителями и защитниками открытых ими сибирских земель. Гораздо позже, когда российские цари поняли, какие несметные богатства представляют сибирские земли, открытые казаками, туда ими были посланы московские воеводы с ратью, чтобы закрепить открытые казаками сибирские края. Как только устанавливалась царская власть, казаки переходили на положение служивых. Они несли караульную службу и подчинялись местным московским воеводам, были их переводчиками, послами к соседним князьям, ханам. Разумеется, роль казаков-первопроходцев невозможно переоценить. Немецкий профессор Оскар Пешель в своём труде «История эпохи открытий» отмечал: «Для распространения белых в Северной Америке, понадобилось два с половиной века, тогда как для занятия казаками Сибири понадобилось времени в пять раз меньше». «Без казаков управление Сибирью было бы поставлено в большое затруднение», – писал первый енисейский губернатор А.П. Степанов.

Устройство внутреннего быта и традиций у донских казаков было в духе древнего Новгородского вече. Главным административным, законодательным и судебным органом являлся Войсковой Круг. Круг назначал походы и производил межевание земельных угодий и водных ресурсов, ему принадлежали утверждения судебных приговоров и смертной казни. В течение многовекового жития у казаков сложились традиции народоправства с выборами своих начальников – атаманов. На Кругу избирались казачьи начальники, а главным исполнителем решений Войскового Круга был войсковой атаман. Кроме войскового атамана, станицы и казачьи городки избирали своих атаманов – эффективный прообраз местного самоуправления. На Войсковом Кругу каждый казак имел право голоса.

В 1554 году Иван IV (Грозный) задумал завоевание Астраханского государства. Через Посольскую станицу он обратился за помощью к донским казакам. Именно тогда казаки впервые собрались вместе в городке Раздоры на большое мероприятие, которое обозначили как Казачий Круг. На майдане они решили «воспомоществовать царю Ивану IV».

С этого времени словосочетание «Казачий Круг» стало постоянным не только у донских казаков, но и в дальнейшем во всех казачьих войсках. Вскоре Казачьи Круги стали проходить по специальному церемониалу и приобрели форму своеобразной традиции. В первые времена в них принимали участие все казаки не моложе 16 лет, проживающие в главном казачьем городке. Все остальные жители казачьих городков, станиц и всего войска: женщины, работные люди, зажиточные бурлаки, тумы (дети казаков от восточных женщин) не допускались на Круг.

Под звуки церковного колокола на майдан (площадь) со всех сторон казачьего городка стекались казаки. Когда майдан заполнялся, то перед казаками в круг выходил казачий атаман со знаком верховной власти – булавой в руке. За атаманом несли бунчук – символ общевойскового достоинства. Он представлял собой ореховую палку с посеребренным и позолоченным шаром, из которого свисали белые волосы хвостов лошадей, представляющие символ свободы и воли.

Когда атаман и есаул доходили до центра круга, то последний громогласно возглашал: «А ну помолчи, атаманы-молодцы, атаман наш войсковой трухменку гнёт» (трухменка – высокая барашковая шапка-папаха). Атаман обязан был снять с головы трухменку, кланяться казакам на все четыре стороны. Затем все казаки со священником читали молитву. После этого приступали к обсуждению вопросов, которые намечалось рассмотреть на Казачьем Кругу, а также и тех вопросов, которые возникали по мере его проведения. В знак уважения к такому важному событию, как Казачий Войсковой Круг, все вопросы на нём решались казаками стоя. При одобрении обсуждаемого вопроса они кричали: «Любо!». Если же им не нравилось решение, раздавались дружные крики: «Не любо!». Любой казак имел право выступить и высказать всё, что хотел. Обсуждение вопросов шло до тех пор, пока большинство казаков (не менее 2/3 от присутствующих) не выскажется за выгодные обществу решения. Утверждённые решения становились законом, и их обязаны были выполнять все казаки. Тех, кто отказывался исполнять решения Казачьего Круга, ожидало суровое наказание. Со временем подобные Казачьи Круги стали проводиться по тем же традициям и в каждой станице, хуторе.

В 1570 году на Дону после взятия Казани возникло автономное казачье войско с автономным и эффективным военным управлением. Этот год считается годом основания Донского казачьего войска, хотя эта дата чисто условная, так как историки её относят к более древним временам.

Автономия казачьего войска повлияла и на общественное самоуправление, которое осуществлялось от хуторов, станиц до Войскового Круга. К этому времени относится и разделение полномочий между Войсковым Кругом, местными станичными и хуторскими обществами. При этом неизменным оставалось право участия каждого казака на Войсковом Круге. Однако из-за значительного расстояния между столичным казачьим городком, станицами и хуторами, не все они имели возможность присутствовать на Больших Казачьих Кругах. В таких случаях по согласованию со станицами и хуторами на Войсковых Кругах могли участвовать только жители главного городка, а их решения направлялись ниже по инстанции. Дела обыкновенные, частные, не представляющие большую значимость, решались на станичных и хуторских Кругах, так как и там уже повсеместно было установлено общинное самоуправление.

С созданием войскового управления стали проводиться и Валовые Круги (в них участвовали казаки, избранные всеми казачьими обществами). Эти Круги рассматривали в основном гражданские и экономические дела и собирались в особых случаях. В них участвовали казаки, избранные всеми казачьими обществами. Эти Круги являлись своеобразной Высшей Общественной Палатой. Валовой Круг мог отменить или изменить решения Войсковых Кругов, но был неправомочен, если на нём не присутствовал хотя бы один представитель станичных обществ.

После подавления восстания под руководством С. Разина общественное самоуправление в Войске стало заметно снижаться. Московским царям не по нраву была автономность грозного соседа, и они втайне принимали различные меры, чтобы присоединить Донское Войско к своей территории.

В 1671 году царь Алексей Михайлович пригласил в Москву многих влиятельных атаманов. Он принял их радушно, долго беседовал, дал им дорогие подарки и пообещал оказывать донским казакам всяческую помощь, если они дадут присягу ему «на верность». Атаманы, обласканные царём, дали ему обещание, что постараются выполнить его просьбу.

24 августа 1671 года собрался Войсковой Круг, на котором было объявлено о «царской милости» по поводу подавления разинского восстания. Все казаки облегчённо вздохнули. Но когда полковник Григорий Косагов заговорил о присяге с целованием креста, то многие казаки сказали: «Мы рады служить государю, но без крестного целования». Четыре дня продолжался Войсковой Круг. Наконец под давлением домовитых казаков удалось присягнуть «на верность службе государю». Впоследствии такая же присяга «на верность» принималась всем царям.

С принятием Доном присяги русскому царю казакам запрещалось совершать самостийные набеги на суше и море. Серебряные насека и печать стали теперь изготавливаться в Москве и вручаться атаману царскими чиновниками при его избрании.

Неповторимый урон казачьему самоуправлению нанёс царь-император Пётр I. Со времени начала его правления начинается и постепенное, но планомерное расказачивание. За короткий срок Пётр I несколько раз побывал на Дону, ознакомился с бытом, жизнью казаков, познакомился со многими влиятельными атаманами, казаками и стал с их помощью внедрять изменения в общественный уклад жизни казачества. В 1700 году под давлением царя и преданных ему атаманов было принято решение реформировать Войсковой Казачий Круг. Теперь на Круг имели право собираться не все казаки, а только станичные атаманы и с ними по два старика от каждой станицы. После подавления Булавинского бунта по приказу царя было уничтожено и выслано в Сибирь несколько десятков тысяч казаков. Незначительной их части во главе с атаманом Игнатом Некрасовым удалось бежать на Кубань, а потом в Турцию, откуда их потомки возвратились в Россию только во второй половине ХХ века и поселились в Ставропольском крае.

Расправившись с виновными и невиновными казаками, царь-реформатор приступил к изменениям и в казачьем самоуправлении.

С 1716 года все сношения Дона с Российской империей были переданы в ведение Сената, а с 1723 года в ведение Военной Коллегии. В 1721 году указом императора запрещено проведение Войсковых Казачьих Кругов. Приостановив проведение Кругов, Пётр I с 1723 года стал назначать войсковых атаманов. С этого времени войсковые атаманы получили наименование наказных, т.е. назначаемых. Таким образом, Войско Донское рассматривалось теперь не как иностранное (хотя и вассальное), а как «особый род вооруженных сил Российской империи».

Правление императрицы Анны Иоанновны ознаменовалось тем, что должность атамана стала «жалуемым правительственным чином». Войсковые Круги, как одна из демократических форм самоуправления, с этого времени прекратили своё существование вплоть до 1918 года. Назначаемые войсковые атаманы порой до самой смерти выполняли свои обязанности, а нередко передавали бразды правления своим сыновьям или близким родственникам. В первые времена изменений в казачьем самоуправлении наказные атаманы являлись выходцами из среды казачества, а впоследствии и эта традиция была нарушена. На эту должность назначались видные князья, генералы. Теперь, начиная от чина войскового старшины, казачьи офицеры и генералы получали потомственное дворянство, а вместе с этим большое количество плодородной земли, передаваемой ими по наследству.

Уже в 1811 году император Александр I своим указом приказал оформлять казаков в военное сословие, наряду с другими сословиями. Этот указ запрещал свободную запись в это сословие и выход из него. В течение первой половины XIX века выходит ряд указов императора и постановлений Сената, которые регламентировали военную и экономическую жизнь войска. Гражданская составляющая центральных органов управления упразднялась.

Таким образом, казаки, один из славянских этносов Российской империи, имевшие многовековую самостоятельность, методом подкупа казачьей верхушки и систематической деятельности бюрократического аппарата царской власти постепенно потеряли свою самобытность и превратились в военное сословие.

Во всех казачьих войсках установилась сложная система управления, в корне отличавшаяся от той, которую казаки выстраивали в течение многих столетий. Назначаемые императором атаманы и их правления не были подотчётны казакам и правили войском так, чтобы угодно было царскому правительству, а не обществу.

В 1828 году императором Николаем I было официально принято положение о войсковых атаманах и учреждена войсковая канцелярия. В этом же году утверждена должность Верховного атамана казачьих войск. Эту должность получал наследник императора при смене царской власти.

Несмотря на то, что Войсковые Круги были отменены, царское правительство не решилось отменять станичное и хуторское казачье самоуправление. Здесь Казачьи Круги по-прежнему действовали успешно. Цари и его чиновники знали, что именно в станицах и хуторах создавалось казачье общинное самоуправление, которое казаки ценили. Уничтожение власти в казачьих поселениях могло привести к непредсказуемым бунтам.

Причем нередко бились за казачью демократию не только рядовые казаки, но и атаманы. Атаман Степан Ефремов (1730-1784), приняв атаманскую булаву от своего отца Данилы, оказался атаманом не только властным, но и свободолюбивым. Он направил в Военную Коллегию письмо, в котором требовал расширить права атамана. Коллегия не согласилась с его предложениями и направила на Дон соглядатаев во главе с генералом Череповым. Разумеется, этого свободолюбивый атаман не смог снести. На одном из важных мероприятий он громогласно заявил: «Ежели правительство мне не доверяет и прислало следить за мной своих соглядатаев, то я могу с войском уйти в горы и наделать таких дел, что царица (Екатерина II) меня не забудет... Стоит мне сказать слово Джан Малику-бею (адыгу), как на Дону ни одна московская душа не останется…».

Ефремов отправился по станицам, чтобы поднять Дон против правительства. Генерал Черепов в отсутствие войскового атамана собрал Круг, на котором зачитал указ Военной Коллегии об аресте Ефремова. Казаки этому не поверили, схватили генерала, избили его и потащили к Дону, чтобы утопить. На счастье Черепова, в это время в Черкасск вернулся войсковой атаман Ефремов и спас генерала. Черепов вернулся в Петербург и доложил обо всём Военной Коллегии. Вскоре атаману Степану Ефремову предъявили обвинение в измене императрице. Тайно решено было арестовать войскового атамана.

Капитан-поручик Ржевский с тремя эскадронами ночью захватил его и доставил в крепость св. Димитрия Ростовского (н/в Ростов-на-Дону). Узнав об этом, казаки многих станиц решили освободить своего атамана и осадили крепость. Командир крепости полковник Потапов пытался успокоить казачью толпу, но они не соглашались и хотели приступом взять крепость. Тогда к стенам крепости привели войскового атамана, который стал успокаивать казаков и просил их обратиться к матушке императрице с просьбой возвратить им их атамана.

Вскоре состоялся Войсковой Круг, на котором принято решение о невиновности войскового атамана и разослать письма во все станицы. В письмах сообщалось и постановление «никакого мятежа между собой не иметь». Пока письма обсуждались в станицах, взрыв всеобщего возмущения был погашен, а войсковой атаман тем временем был доставлен в столицу.

22 апреля 1773 года войскового атамана Степана Даниловича Ефремова в Санкт-Петербурге судили военным судом. Он был признан виновным по многим статьям и был приговорён «к лишению живота», т.е. смертной казни. Но, учитывая его многие заслуги, Екатерина II смягчила приговор. Ефремов был сослан на вечное поселение в город Пернов.

Через год дело войскового атамана было пересмотрено, он был возвращён в Санкт-Петербург и прощён. Ему предложили жить в Таганроге, но он пожелал остаться в Санкт-Петербурге, где и умер 15 марта 1784 года. Был похоронен на кладбище Александро-Невской лавры. Казаков, уличённых в противогосударственных выступлений, простили и выпустили из тюрем. Позже в разгар восстания под руководством Е.И. Пугачёва граф Панин сказал, что, «если бы атаман Ефремов в пору схвачен не был, имели б всю Кубань на плечах».

За «Казачий Присуд» пострадало немало как простых казаков, так и казачьей старшины, атаманов, но былой демократии им вернуть так и не удалось.

Донское казачество считается прародителем всех казачьих войск России. Хотя, согласно многочисленным источникам древности, казаки, как этнос, могли быть потомками скифов, сарматов, алан, хазар и даже более древних народов, населявших в разные эпохи нынешний юг России.

У тех народов, которые себя отождествляют с казаками, были незначительные отличия в традициях, внутренней жизни, обычаях, быте. Так, уральские казаки между собой называли друг друга горынычем. Донцы же называли их шивирюга (севрюга), потому что уральцы были умелыми рыболовами, но почему-то вместо букв «с» говорили буквы «ш», а вместо букв «а» и «о» в ряде слов употребляли букву «и». Например, легко понять нам даже сейчас фразу «итаман с итаманшей пошли на игород рвать игурцы».

Астраханские казаки при разговоре сильно окали.

Оренбургские и семиреченские казаки отличались своей рослостью, грамотностью и хорошим знанием русского языка.

 

Среди сибиряков выделялась группа элегантных голубоглазых блондинов с тонкими чертами лица и с польскими фамилиями: Ставские, Кучковские, Кружевецкие, Грибановские, Ерковские и др. Не исключено, что они являлись потомками поляков, сосланных в Сибирь после восстаний в разные годы и приписавшихся к Сибирскому казачьему войску.

С того времени, как казаки стали принимать присягу «на верность царям», началась подготовка к прохождению воинской службы. Во время прохождения подготовительной и действительной службы казаков учили: «не выпячивай грудь - ты не солдат», «не топочи - ты не в пехоте», «подбери брюхо - ты не мужик»...

Все это способствовало приобретению «казачьей осанки» - широкая и твёрдая поступь, ловкость движений, смелый взгляд.

Все казаки: будь то донцы, сибирские, яицкие, дальневосточные, казаки Кавказа и др., проникая на новые земли, не становились поработителями и угнетателями мирного населения. Они не смотрели на своих новых соседей свысока, не презирали их, а быстро сближались с местными жителями, сохраняя свято свои исконные обычаи, но не возбраняя и аборигенам жить по своим вековым традициям. В свою очередь казаки перенимали многие традиции соседей, уклад их жизни, даже язык. Великий русский писатель Л.Н. Толстой в повести «Казаки» отмечал: «Живя между чеченцами, казаки перероднились с ними и усвоили себе обычаи, образ жизни и нравы горцев… Молодец казак щеголяет знанием татарского языка и, разгулявшись, даже со своим братом говорит по-татарски». (Татарским назывались все языки кавказских горцев в 19-м веке.)

Казаки - кубанцы и терцы - в скором времени надели форму горцев, идеально подходившую к местным условиям жизни, научились танцевать лезгинку и кафу, стали для них верными кунаками. А горцы научились у казаков земледелию, поняли, что благодаря казакам у них стали исчезать родовые и клановые распри, что вместе с казаками они могут жить в мире и согласии на этой благодатной земле.

Сила казачества и его государственное значение росли вместе с ростом количества войск. Так, в 1725 году во всех казачьих войсках насчитывалось 85 000, в 1740-м – 150 000, в 1875-м – 175 000, а уже в Первую мировую войну казачество выставило свыше 450 000 воинов всех очередей службы.

В то же время на протяжении многих лет из правительственных кабинетов слышались речи, что необходимость в казачьих войсках исчезает, а поэтому не стоит в дальнейшем их укреплять.

Кто-то из «теоретиков» просто не понимал уникальности казачества, а кто-то и умышленно пытался понизить значение этого уникального народа в государственной системе России. Это сейчас уже даже на теоретическом уровне понятно, что казаки не только незаменимая и в высшей степени эффективная система охраны границ Российского государства, но экономически передовая организация сельскохозяйственного производства. На полевой ли работе, дома ли, казак всегда стоит на часах у опасной границы. Если бы заменили казаков на силы регулярной армии, то государственные финансы рухнули тотчас же под несоразмерными, по сравнению с казачьими, затратами. Казаки в это время несли на приграничных местностях караулы на заставах и пикетах практически без государственных затрат. В случае военных угроз казачьи сотни и полки мгновенно отмобилизовывались, чтобы встретить врага, прорвавшего границу.

Революция 1917 года затуманила головы и казачеству. Да, заболел тогда казак ложной демократией (истинная демократия всегда была основой организации общественной жизни казаков), но заболел он гораздо позже большинства населения России и раньше других понял обман новой власти. Уже в 1918 году многие казачьи регионы пылали в огне восстаний - здесь начали проводиться казачьи круги в станицах, округах, отделах, где не всегда принимались решения в поддержку советской власти.

К великому сожалению, действовали казачьи войска в это очередное смутное время разрозненно: где-то восстания были повсеместно, где-то на небольших участках, а где-то и не начинались, поэтому новой власти удавалось, хотя и с трудом, но подавлять народное возмущение.

После установления советской власти в России повсеместно началось уничтожение казачества и физически, и духовно. Особенно после секретного Циркулярного письма «Об отношении к казакам», принятого Организационным бюро ЦК РКП(б) 19 января 1919 года.

Не было ни одного хутора, ни одной станицы в казачьих войсках, которые не подверглись бы репрессиям. Никто, наверное, и никогда не сможет ответить на вопрос, какое же количество казаков подверглось репрессиям. Согласно секретным постановлениям, запрещалось подвергать даже устному подсчету расстрелянных, выселенных, бежавших за границу казаков. Советской властью были приняты беспрецедентные ограничения государственной, хозяйственной, политической жизни казачества. По сути, был объявлен государственный геноцид казачества как народа. Народ искал спасения от истребления.

Первая волна казачьей эмиграции произошла в 1920 году. Тогда сотни тысяч казаков вынуждены были покинуть свою Родину, которую они создавали, расширяли и защищали много веков.

Остров Лемнос в Средиземном море для значительного количества казаков стал не только временным прибежищем, но и могилой. Значительная часть донских, кубанских, терских, оренбургских, астраханских, уральских казаков компактно поселилась в Польше, Чехословакии, Германии, Франции, Бельгии, Англии, Швейцарии, Греции, Иране, странах Балканского полуострова и даже в Латинской Америке и др. Сибирские, забайкальские, амурские, уссурийские, семиреченские казаки разместились в Китае, Австралии, Индонезии и др.

 

Оставшиеся в России казаки были подвергнуты гонениям и репрессиям во время принудительной коллективизации в конце 20-х – начале 30-х годов ХХ века. Их насильно загоняли в колхозы. И вновь свободолюбивый народ стал поднимать восстания. Спасаясь от репрессий, казаки-хлеборобы вынуждены были покидать свои родные места и искать убежища в безлюдье Средней Азии, Сибири, Крайнего Севера, в песках пустынь и непроходимых дебрях тайги.

В СССР о казаках старались умалчивать до середины 30-х годов ХХ века. На первомайском параде 1934 года одному из иностранных корреспондентов удалось пробраться близко к Сталину и задать вопрос: «А где же лучшая кавалерия в мире, где казаки?». «Будут», - уклончиво ответил вождь. Через три дня последовал приказ наркома обороны о переименовании некоторых кавалерийских дивизий Красной Армии в казачьи.

Этим же приказом была сформирована и 13-я Донская казачья дивизия. Только 20 апреля 1936 года ЦИК СССР отменил ограничения в отношении службы казаков в Красной Армии. Их стали призывать на службу, были созданы казачьи дивизии, восстановлена традиционная казачья форма, в том числе и ношение при ней холодного оружия.

На фронтах Великой Отечественной войны многие казачьи соединения героически сражались с врагом. Уже в 4 часа утра 22 июня 1941 года 6-я Донская Чонгарская дивизия вступила в бой с немцами, наступавшими в направлении Ломжи. В декабре 1941 года кавалерийские казачьи дивизии стали сводиться в кавалерийские корпуса, которые показали чудеса героизма в битвах под Москвой, Сталинградом, на Дону, Кубани, Тереке. Всем кавалерийским казачьим корпусам за высокое боевое мастерство, мужество и отвагу присвоены звания гвардейских. Многие казаки-кавалеристы удостоены звания Героя Советского Союза, десятки тысяч награждены орденами и медалями.

Начавшуюся Вторую мировую войну многие эмигранты связывали с возможностью возвращения на родную землю, поэтому часть из них вступили в казачьи части, создаваемые и контролируемые немцами.

Однако иллюзия быстро испарилась. Вступив на землю своих предков, казаки-эмигранты увидели, что здесь всё изменилось. Казаки их Родины хоть и не очень-то чтили советскую власть, но немцев ненавидели больше, видя в них не освободителей, а захватчиков, поэтому казаков, вступивших в подконтрольные немцам соединения, считали предателями. (Об этом правдиво и документально отмечено в повести ставропольского писателя В.П. Бутенко «Казачий алтарь». - Авт.)

После Второй мировой войны значительная часть казаков эмигрировала из Европы в США, Канаду, Австралию, Бразилию, Аргентину... В США был создан Союз казаков Дона, Кубани и Терека. До настоящего времени во многих странах мира проживают малочисленные группы казаков. Автору этих строк удалось побывать в Англии, Германии, США и встретиться с казаками-эмигрантами и их потомками. Последние, к сожалению, не знают Родины их отцов и дедов, утеряли и язык. Однако традиции, которые передали им их предки, похоже, сохраняются едва ли не на генетическом уровне. Это заметно в семейном укладе, быту. Остаются они верны и своей православной вере. Здесь явственно видно, что «казачьему роду нет переводу».

Как ни пыталась коммунистическая пропаганда и советская власть в течение многих десятилетий духовно и физически истребить казаков, ничего из этого не получилось. Представители «уничтоженного» казачества 29 - 30 июня 1990 года в Москве провели 1-й Большой казачий круг. Сюда приехали казачьи делегаты из многих регионов СССР. На этом Круге было решено возрождать обычаи, традиции и культуру казаков, которые в течение многих веков создавали их предки.

Активное участие в его работе принимала делегация казаков Ставропольского края в количестве 36 человек, в том числе и казаки-некрасовцы, прибывшие на Ставрополье в 1962 году из Турции.

С первых шагов возрождения казачества неожиданно многие люди заявили о своей принадлежности к казачьему роду. Помнится, как нам под ноги москвичи бросали цветы, когда мы строем шли по Красной площади. Но не всё так гладко. Популярность возрождающегося казачества моментально насторожила явных и тайных врагов России, и тут же была запущена мощная машина по дискредитации казачества. Как по мановению волшебной палочки в различных СМИ стали появляться статьи, в которых на «научной основе» сообщалось, что казаки не многомиллионный народ, а сброд бандитов и пьяниц. Казаки — не верные слуги государства, а псы царизма, душители свободы, колонизаторы и т.д.

Двадцать восемь лет прошло после проведения первого Большого казачьего круга в Москве. Однако прошедшее время вряд ли можно назвать благоприятным для казачества. Законы, на первый взгляд, приняты правильные, но их реализация оставляет желать лучшего.

Большое количество казаков неодобрительно относится к действиям чиновников различных уровней — от местных до федеральных, которых вряд ли по-настоящему интересуют судьбы казачества. Они стараются обходить стороной самые насущные проблемы.

Сюда же следует отнести и многочисленные политические партии, которые перед каждыми выборами обещают решить вопросы казачества. Однако свои «многообещания» забывают до очередных выборов. Даже Федеральный закон «О Государственной службе российского казачества» №154-ФЗ (позже много раз он был подкорректирован) во многом напоминает «протокол намерений». Он даже не даёт чёткого определения о казаках - народ ли это или просто какое-то сборище.

Казачеству нужны такие законы и постановления, которые давали бы право ему самостоятельно решать на их территориях многие вопросы своего жизнеустройства. Среди них: вопросы местного самоуправления, землевладения и землепользования, право подготовки казачат к службе в казачьих же воинских частях, право традиционного воспитания подрастающего поколения, право восстанавливать хотя бы часть того, что они создали за многие века своего существования. Разумеется, все перечисленное должно увязываться с требованиями и велением сегодняшнего дня и обязательно в рамках правового поля законодательства Российской Федерации, неотъемлемой частью населения которой является казачество.

Для многих казаков непонятно, почему в настоящее время в Ставропольском крае ликвидированы администрации во многих казачьих станицах. Теперь они входят в состав городских округов и в казачьих станицах органом управления являются представители этих округов в виде отделов. До этого не додумалась даже царская и советская власть. С созданием городских округов практически все хозяйственные и социальные проблемы казаков будут решаться там. Самостоятельность административной власти в казачьих станицах сведена к минимуму.

В этой связи и самому казачеству как воздух необходимо единство, прекращение деления на реестровых и общественников. Надо сплотиться в одну дружную казачью семью, свято чтить, восстанавливать и отстаивать свои традиции. Казакам надо знать, что в распылении нет силы, нет мудрости, нет практической выгоды. Там, где распыление, там разочарование, распад и гибель.

Всему казачеству следует всегда помнить, как многие десятилетия подавлялась память об этом уникальном народе (практически уничтоженном этносе), что только в тайниках наших казачьих генов неистребимо существовала и существует пока ещё эта память. Только помня это, изучая, храня истинные традиции, казаки смогут уберечь и сохранить Казачий мир.

 Петр ФЕДОСОВ, кандидат исторических наук, член Союза журналистов РФ.

Источник: http://m.vechorka.ru/article/kazachiy-mip/



Вернуться в раздел ВЕСТИ

ОТДЕЛЬСКАЯ ПОЧТА
Логин:
Пароль:

(справка)
Контакты

ataman@islin-ovko.ru

г. Екатеринбург
Открыть контакты

Получать новости с сайта?
Сайт можно прочитать на другом языке
Оф. страница в ВКонтакте
Внимание!
Система Orphus
КТО СЕЙЧАС НА САЙТЕ
КТО СЕЙЧАС НА САЙТЕ